Ночь огня и воды

Завтра – рождество Иоанна Крестителя, значит, сегодня будет Иванова ночь, «зеленые святки». Огромными красными светящимися цветами зацветет папоротник (который, согласно науке ботанике, вообще никогда не цветет) и произойдут другие неположенные чудеса. Как ни боролись с этим главным летним народным праздником, пришедшим к нам из глубины веков, – сперва церковники, потом советская власть, он все равно с нами.
И каждый год находятся те, кто готов не спать, плести венки из цветов и трав, отдыхая от июльской жары, купаться и прыгать через костер. Правда, совсем уже мало кто помнит, какие слова при этом надо говорить и какие песни петь.
Собственно говоря, праздник этот посвящен солнцевороту, летнему солнцестоянию, которое (опять же согласно науке астрономии) уже прошло, – 22 июня была самая короткая ночь и самый длинный день. И с конца июня до начала июля тянется череда празднований: Juhannus у финнов, Сабантуй у татар, Ligo у латышей, Festa de Sao Joao у португальцев, Mittsommer у немцев, Иван Купала у славян.
Традиционно, лет десять как, празднуют Купальскую ночь на берегу Ильмень-озера. Сюда привозят туристов – организованно, на автобусах – новгородцев, петербуржцев, москвичей... Сюда приезжают и своим ходом, рядом с Купальской поляной – поляна-автостоянка. В роли главного организатора, «создателя события» и массовика-затейника выступает фольклорный театр «Кудесы». В коллективе – много молодых ребят и девчат, они и являются главными действующими лицами, заводилами и учат взрослых дядек и женщин, корней своих не помнящих, какие песни петь да как хороводы водить.
Мероприятие поддерживают своим «административным ресурсом» новгородские власти. Так что там на всякий случай и пожарные дежурят, и милиция, и «скорая помощь», и спасатели МЧС. Впрочем, это все, скорее, «для порядку», ведь народу много, до тысячи человек, наверное. Праздник прошел в минувшие выходные (не среди недели же его устраивать, надо же перед работой отоспаться после бессонной ночи). Журналистам «Санкт-Петербургских ведомостей» посчастливилось там побывать.
Собственно, действо начиналось еще в автобусах, где с новичками порепетировали народные песни, подобающие случаю, и рассказали о том, какие игры и обряды будут реконструированы. Потом никому скучать не давали – и показывали, как хороводы водить «на исполнение желания», и потешные бои для мужчин устраивали. Биться мешками, сидя на бревне, например, не так-то просто для представителя современного «офисного планктона», особенно – с опытными «кудесниками».
Вот, к примеру, влезает на бревно здоровый крутой мужик с десантной татуировкой на плече, но на круглом бревне удержаться не так просто! Щелк-щелк мешком по торсу – он уже и перевернулся. Подстраховали его, чтобы не свалился, а на его место уже молодой парнишка влезает. Этот тоже, видно, не новичок. Держался долго и сорвал аплодисменты и поцелуй девушки, которая больше всех за него болела.
Женщинам и девицам тоже скучать не пришлось – устроили мастер-классы: как плести купальскую куколку, как венок. Как потом в воду их отпускать и зачем, и почему. Или вот старый цыган с огромной черной бородой и серьгой предлагает на лошади покататься. Да не просто, а подхватить корзину с гусем. Подхватишь – гусь твой. И вроде близко корзина, да не достать: хитрый цыган что-то шепчет лошади, она и переступает чуть-чуть в сторону, такая у них договоренность, видно.
Ильменские рыбаки устроили свои аттракционы: живую рыбу руками ловить в бочке с водой да на лодках-соймах по Словенскому морю (так в древности называли Ильмень-озеро) кататься. Рыбаки – самые настоящие, потомственные, из окрестных деревень. Суровые, немногословные. Лодки большие, тоже настоящие: рыбачьи, с парусами. Даже сети свернутые в них есть. На следующий день отдыхать, а там – опять за рыбой: путина до октября-ноября, пока лед не станет. «А то и в лед выходим, – говорит капитан, тоже облаченный по случаю праздника в красную купальскую рубаху. – Теперь-то лодки железные, не то что раньше деревянные были... А мотор – просто от трактора, сами ставили, раньше тоже не было. Но это для маневра только, рыбу-то под парусом ловим».
Тем временем фольклорные коллективы поют и пляшут, величают незамужних девушек и супружеские пары. А вот выбрали самую лучшую девицу-красавицу – купалинку. Это, пожалуй, самый счастливый человек на празднике. Все, кто был на поляне, выстраивают «стрелу» – дорогу из скрепленных рук, по которой и идет купалинка, вокруг нее несут факелы, поют величальные песни. И наступить ей надо на каждую пару рук – только тогда всем будет счастье, и удержаться, чтобы не упасть – хотя все стараются крепче держаться за руки, чтобы купалинке было легче идти.
Тем временем смеркается – белые ночи явно отходят. Вот и костер зажгли. А как разгорелся он и рухнул – смельчаки начинают прыгать прямо через пламя. Поодиночке и взявшись за руки. Вот парень взял девушку на руки и перепрыгнул прямо с этой ношей – тут дело явно к свадьбе идет. Организаторы следят, чтобы никто случайно не упал в огонь, чтобы соблюдали очередность и не сбивали друг друга с ног: желающих прыгнуть становится все больше.
И начинается купание – народ лезет в воду прямо в праздничных красных рубахах: так и положено по традиции. Тех, кто зазевался на берегу, сбрасывают в воду прямо в «цивильном». Ночь, костры, люди в красном в их свете, счастливый смех, отражающийся в воде огонь... Таким, пожалуй, и должен быть настоящий народный праздник.
Пришедший из языческих времен, Иван Купала обрел корни и в монотеизме: народ накрепко «привязал» его к рождеству Иоанна Крестителя. Впрочем, в наше время те, кто отправляется праздновать Купальскую ночь, меньше всего задумываются о ее «религиозной составляющей». Люди отправляются хорошо провести время, отмечать «макушку лета», многие интересуются при этом возрождением народных традиций, к сожалению, прервавшихся в XX веке. И так чудесно вновь появившихся в веке XXI.
Виктор НИКОЛАЕВ

Принять участие